Необычная ловушка для шмелей — псевдоморфизм

Халцедон каменьВыдающийся русский геолог Франц Юльевич Левинсон-Лессинг (1861 —1939) сделал в своей жизни немало открытии. Неслучайно одна из вершин крымских гор носит имя этого человека, а Академией наук России учреждена премия его имени за заслуги в естественных науках.

Педант по натуре, он не только приучил себя к железной дисциплине в быту и трудовой деятельности, но и от своих учеников и коллег требовал того же. Никогда не останавливаясь на достигнутом, он грыз гранит науки со всей присущей ему страстью. Вершиной его научных достижений стала первая в России и в мире (очень точная и для наших дней) классификация горных пород по их химическому составу и условиям образования.

Казалось, не существовало в геологии таких задач, которые были бы не под силу этому корифею. Тем не менее жизнь однажды преподнесла ему сюрприз с такой загадкой, что ученый не сумел разгадать ее.
Дело же обстояло так.

Ряд летних отпусков (еще до революции) Левинсон-Лессинг проводил в Крыму. Дача, на которой он жил, располагалась неподалеку от виллы Николая II, который также обожал Крым.
Не всем известно о любви последнего русского императора к геологии и коллекционированию минералов, но Франц Юльевич об этом знал и не только знал, но и был его добровольным консультантом.

Как-то чудесным летним днем Николай II пытался собрать коллекцию жильного сердолика на склонах одной из местных гор. Императору повезло, потому что в то утро он обнаружил в каменных осыпях вулканическую миндалину, внутри которой угадывалось нечто мистическое.

Когда образец распилили, то в минерале (им оказался, как и следовало ожидать, халцедон, очень распространенный в Крыму) обнаружили какое-то не известное доселе существо, весьма похожее на крупного шмеля.

Не в силах самостоятельно решить, что бы это могло быть, царь попросил Франца Юльевича, которого хорошо знал, ознакомиться со странным образцом.

К удивлению императора, ученый ничего вразумительного ответить на этот вопрос не мог, произнеся лишь банальную фразу вроде: «Этого не может быть, потому что такого в принципе быть не должно».

И на самом деле, о каком живом существе и тем более хрупком насекомом можно было вести речь, если халцедон из миндалины образовался в жерле действующего вулкана около ста миллионов лет назад, когда на месте нынешнего Крыма располагалось несколько вулканических островов.

Николай II не очень переживал из-за того, что академик не сумел ничего вразумительного сказать ему по поводу удивительного захоронения в вулканической породе. «Я передаю этот образец вам с тем, чтобы если не вы, то кто-либо из других знатоков камня докопался до истины», — напутствовал император Левинсона-Лессинга.

Франц Юльевич чрезвычайно дорожил уникальным минералом и часто любовался им, рассматривая в лупу мохнатое тело насекомого, его длинные усики, маленькую головку, лапки, опаленное магмой крылышко.
Незадолго до смерти ученый передал образец в один из геологических музеев Санкт-Петербурга, где он находится и до сего дня.

Подобных казусов в природе не так уж мало. Вспомним хотя бы жуков, которые, вопреки законам аэродинамики, тем не менее являются прекрасными летунами.

Превращение одного вещества в другое

Кого угодно заворожит превращение одного вещества и даже существа в другое при полной сохранности формы первого. Например, при соответствующих физико-химических условиях голова погибшей лошади превращается в малахит.

Известен случай, когда умерший шахтер стал целиком минералом золотисто-желтого цвета — пиритом (серным колчеданом). Но все эти примеры, кажущиеся фантастическими, давным-давно объяснены наукой и даже названы специальным термином — псевдоморфизм, то есть превращение одного вещества в другое при сохранении первоначальной формы.

Что до халцедона с удивительным включением в него насекомого, то здесь есть над чем поразмыслить ученым. Один из известных петербургских минералогов, проводивших экспертизу образца, высказал такое мнение: «Во время одного из извержений крымских вулканов ветром или дождем был занесен шмель в лавовый поток, охлажденный водой.

В одну из пустот лавы насекомое проникло или попало, чтобы перезимовать внутри лавового пузыря. Однако это ему сделать не удалось. Выделяющийся из лавы железообразный кремнекислородный раствор — гель — стал заполнять полость. По-видимому, раствор был не очень горячим и агрессивным, потому что насекомое еще пыталось спастись, расправляя крылья. Попытка эта успехом не увенчалась. Кристаллизация раствора и превращение его в халцедон, — все это, видимо, завершилось быстро».

Менее вероятен случай прямого попадания в пролетающего над жерлом небольшого вулкана насекомого лавовой бомбой (она так и называется). Но и такой вариант объяснения нельзя сбрасывать со счета.
Как бы то ни было, но разгадать эту тайну природы должны палеонтологи совместно с геологами.

Ученые петербургского Зоологического музея пытались провести исследования описываемого образца. Однако для этого следовало подвергнуть его химическому анализу на предмет обнаружения в нем углерода, но в таком случае уникальный образец следовало сжечь.

Известный минералог профессор Д.Н. Григорьев сказал, что нахождение в куске халцедона древнейшего насекомого — одна из многих загадок природы, которые когда-нибудь будут раскрыты.

Метки: . Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *